Федеративный договор был подписан

Федеративный договор был подписан

Федеративный договор — нормативный договор (а точнее совокупность нескольких договоров), один из основных источниковконституционного права Российской Федерации в области регулирования федеративных отношений. Состоит из трёх самостоятельных договоров о разграничении предметов ведения и полномочий внутри Федерации между федеральными органами власти и органами власти субъектов Федерации, объединённых в три группы:

Федеративный договор регулирует общественные отношения в сфере построения Федерации и взаимоотношения её с субъектами, а также отношениями между субъектами Российской Федерации.

Документы были подписаны 31 марта 1992 года представителями Российской Федерации с одной стороны и представителями субъектов Российской Федерации (всех, кроме Татарстана и Чечено-Ингушетии) с другой.

10 апреля 1992 года VI Съезд народных депутатов РФ одобрил подписанный Федеративный договор и постановил включить его содержание как составную часть в Конституцию РСФСР / Российской Федерации. Однако и после этого Федеративный договор продолжал существовать как самостоятельный конституционно-правовой акт.

Конституция РФ 1993 года (в п. 1 раздела второго) объявила о верховенстве своих норм над нормами Федеративного договора, но одновременно подтвердила (в п. 3 ст.11) его действие в сфере регулирования федеративных отношений , что позволяет считать Российскую Федерацию федеративным государством конституционно-договорного типа.

Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 г. N 249-О положения Федеративного договора, предусматривавшие суверенитет республик и позволявшие тем самым обосновывать ограничения суверенитета Российской Федерации, ее конституционно-правового статуса и полномочий, что нашло отражение в конституциях ряда республик, не могут действовать и не подлежат применению как противоречащие Конституции Российской Федерации

о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации

(Москва, 31 марта 1992 г.)

Мы, полномочные представители федеральных органов государственной власти Российской Федерации и органов власти суверенных республик в составе Российской Федерации,

проявляя уважение к истории, традициям, культуре, языку и национальному достоинству народов Российской Федерации,

признавая свою ответственность за сохранение исторически сложившегося государственного единства народов Российской Федерации, целостности составляющих ее республик и территории,

ставя целью достижение и укрепление межнационального согласия, доверия и взаимопонимания,

реализуя приоритет прав и свобод человека и гражданина независимо от национальной принадлежности и территории проживания, а также право народов на самоопределение,

стремясь к качественному обновлению федеративных отношений на основе добровольного распределения полномочий и эффективного их осуществления,

исходя из того, что в пределах своих полномочий органы государственной власти республик в составе Российской Федерации самостоятельно осуществляют эту власть на соответствующих территориях,

руководствуясь Декларацией о государственном суверенитете Российской Федерации, Декларациями о государственном суверенитете республик в составе Российской Федерации, решениями Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации по вопросам федеративного устройства и федеративных отношений в Российской Федерации,

договорились о нижеследующем:

Статья I. 1. К ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации относятся:

а) принятие и изменение Конституции Российской Федерации и федеральных законов, контроль за их соблюдением;

б) федеративное устройство и территория Российской Федерации;

в) регулирование прав и свобод человека и гражданина, регулирование и защита прав национальных меньшинств; гражданство Российской Федерации;

г) установление системы федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядка их организации и деятельности; формирование федеральных государственных органов;

д) федеральная государственная собственность и управление ею;

е) установление основ федеральной политики и федеральные программы в области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития Российской Федерации;

ж) установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики; федеральные экономические службы, включая федеральные банки;

з) федеральный бюджет; федеральные налоги и сборы; федеральные фонды регионального развития;

и) федеральные энергетические системы, ядерная энергетика, расщепляющиеся материалы; федеральные транспорт, пути сообщения, информация и связь; деятельность в космосе;

к) внешняя политика и международные отношения Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации; вопросы войны и мира;

л) внешнеэкономические отношения Российской Федерации;

м) оборона и безопасность; оборонное производство; определение порядка продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники и другого военного имущества; производство расщепляющихся материалов, ядовитых веществ, наркотических средств и порядок их использования;

н) статус и защита государственной границы, территориальных вод, воздушного пространства, экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации;

о) судоустройство; прокуратура; уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство; амнистия и помилование; гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство;

п) федеральное коллизионное право;

р) метеорологическая служба, стандарты, эталоны, метрическая система и исчисление времени; геодезия и картография; официальный статистический и бухгалтерский учет;

с) государственные награды и почетные звания Российской Федерации;

т) федеральная государственная служба.

2. Органы власти республик в составе Российской Федерации участвуют в осуществлении федеральных полномочий в пределах и формах, установленных Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

3. Республикам в составе Российской Федерации гарантируется представительство в федеральных органах государственной власти Российской Федерации.

Статья II. 1. К совместному ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти республик в составе Российской Федерации относятся:

а) обеспечение соответствия конституций и законов республик в составе Российской ФедерацииКонституции и законам Российской Федерации;

б) защита прав и свобод человека и гражданина, прав национальных меньшинств; обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности; режим пограничных зон;

в) разграничение государственной собственности;

г) природопользование, охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности; особо охраняемые природные территории; охрана памятников истории и культуры;

д) общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта;

е) координация вопросов здравоохранения, защита семьи, материнства, отцовства и детства; социальная защита, включая социальное обеспечение;

ж) проведение мер борьбы с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий;

з) установление общих принципов налогообложения и сборов;

и) административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, земельное, жилищное, водное, лесное законодательство; законодательство о недрах, об охране окружающей среды; правовое регулирование интеллектуальной собственности;

к) судоустройство, адвокатура, нотариат; кадры правоохранительных органов;

л) защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей;

м) установление общих принципов организации местного самоуправления.

2. По вопросам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, федеральные органы государственной власти Российской Федерации издают Основы законодательства, в соответствии с которыми органы власти республик в составе Российской Федерации осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных правовых актов.

3. Законопроекты по предметам совместного ведения, указанным в пункте 1 настоящей статьи, направляются республикам в составе Российской Федерации, соответствующие предложения которых рассматриваются в Верховном Совете Российской Федерации.

Статья III . 1. Республики (государства) в составе Российской Федерации обладают всей полнотой государственной (законодательной, исполнительной, судебной) власти на своей территории, кроме тех полномочий, которые переданы (отнесены) в ведение федеральных органов государственной власти Российской Федерации в соответствии с настоящим Договором. Территория и статус республики в составе Российской Федерации не могут быть изменены без ее согласия.

2. Республики в составе Российской Федерации являются самостоятельными участниками международных и внешнеэкономических отношений, соглашений с другими республиками, краями, областями, автономными областями, автономными округами Российской Федерации, если это не противоречит Конституции и законам Российской Федерации, настоящему Договору. Координация международных и внешнеэкономических отношений республик в составе Российской Федерации осуществляется федеральными органами государственной власти Российской Федерации совместно с республиками в составе Российской Федерации.

3. Земля и ее недра, воды, растительный и животный мир являются достоянием (собственностью) народов, проживающих на территории соответствующих республик. Вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами регулируются Основами законодательства Российской Федерации и законодательством республик в составе Российской Федерации. По взаимной договоренности федеральных органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти республик в составе Российской Федерации определяется статус федеральных природных ресурсов.

4. В случае если чрезвычайное положение вводится федеральными органами государственной власти Российской Федерации на территории республики в составе Российской Федерации, необходимо предварительное согласие органов государственной власти этой республики. Если обстоятельства, служащие основанием для введения чрезвычайного положения, затрагивают территорию только одной республики в составе Российской Федерации, чрезвычайное положение в этой республике может быть введено органами государственной власти этой республики с немедленным уведомлением Президента Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации и осуществляется в соответствии с федеральным законом.

Статья IV . 1. Федеральные органы государственной власти Российской Федерации по соглашению с органами власти республики в составе Российской Федерации могут передавать этим органам осуществление части своих полномочий.

2. Органы власти республик в составе Российской Федерации по соглашению с федеральными органами государственной власти Российской Федерации могут передавать им осуществление части своих полномочий.

Статья V . 1. Федеральные органы государственной власти Российской Федерации и органы власти республики в составе Российской Федерации исполняют федеральные законы и иные правовые акты Российской Федерации в республике в составе Российской Федерации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

2. Юридические документы, выданные органами власти Российской Федерации, республики в составе Российской Федерации в пределах полномочий этих органов, учреждений и должностных лиц, признаются на всей территории Российской Федерации.

Статья VI . 1. Федеральные органы государственной власти Российской Федерации не могут издавать правовые акты по вопросам, отнесенным к ведению органов государственной власти республики в составе Российской Федерации. В случае издания органами власти республики в составе Российской Федерации законов, иных правовых актов по вопросам, отнесенным к исключительному ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации, применяются федеральные законы.

2. Отношения между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти республик в составе Российской Федерации строятся на основеКонституции Российской Федерации, конституций республик, взаимоуважения и взаимной ответственности. Споры разрешаются с обязательным использованием согласительных процедур в порядке, установленном Конституцией и законами Российской Федерации.

3. Споры по вопросам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, и по вопросам, отнесенным к предметам совместного ведения в соответствии со статьей II настоящего Договора, разрешаются Конституционным Судом Российской Федерации.

Статья VII . Установленное настоящим Договором разграничение предметов ведения и полномочий не может быть изменено в одностороннем порядке.

Статья VIII . Настоящий Договор вступает в силу со дня его подписания. После его одобрения Съездом народных депутатов Российской Федерации он становится составной частью (самостоятельным разделом) Конституции Российской Федерации. Изменения и дополнения в этот раздел Конституции Российской Федерации вносятся с согласия республик в составе Российской Федерации, подписавших настоящий Договор.

Каждая республика в составе Российской Федерации сохраняет за собой право как подписать настоящий Договор, так и регулировать свои отношения по разграничению полномочий с федеральными органами государственной власти Российской Федерации в соответствии сКонституцией Российской Федерации и Конституцией этой республики в составе Российской Федерации.

31 марта 1992 г.

Настоящий Договор подписан полномочными представителями:

Республики Горный Алтай

Республики Калмыкия – Хальмг Тангч

Карачаево-Черкесской Советской Социалистической Республики

Коми Советской Социалистической Республики

Марийской Советской Социалистической Республики –

Республики Марий Эл

Мордовской Советской Социалистической Республики

Республики Саха (Якутия)

Северо-Осетинской Советской Социалистической Республики

Чувашской Республики – Чаваш Республики

к Федеративному договору

(Договору о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации)

(Москва, 13 марта 1992 г.)

Мы, представители республик в составе Российской Федерации, имея полномочия на подписание парафированного 13 марта 1992 года в городе Москве Федеративного договора, доводим до сведения органов власти, что при рассмотрении парафированного Федеративного договора на совместном совещании 30 марта 1992 года пришли к согласию в том, что, реализуя положения пункта 3 статьи I Федеративного договора, необходимо обеспечить предоставление не менее 50 процентов мест в одной из палат высшего законодательного органа Российской Федерации представителям республик в составе Российской Федерации, автономных областей и автономных округов.

Согласовано полномочными представителями:

Республики Горный Алтай

Республики Калмыкия – Хальмг Тангч

Карачаево-Черкесской Советской Социалистической Республики

Коми Советской Социалистической Республики

Марийской Советской Социалистической Республики –

Республики Марий Эл

Мордовской Советской Социалистической Республики

Республики Саха (Якутия)

Северо-Осетинской Советской Социалистической Республики

Федеративный договор от 31.03.1992 “О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации”

ФЕДЕРАТИВНЫЙ ДОГОВОР
от 31 марта 1992 года

О РАЗГРАНИЧЕНИИ
ПРЕДМЕТОВ ВЕДЕНИЯ И ПОЛНОМОЧИЙ МЕЖДУ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ОРГАНАМИ
ВЛАСТИ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ, АВТОНОМНЫХ ОКРУГОВ
В СОСТАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Мы, полномочные представители федеральных органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации,

проявляя уважение к истории, традициям, культуре, языкам и национальному достоинству народов Российской Федерации,

признавая свою ответственность за сохранение исторически сложившегося государственного единства народов Российской Федерации и целостности ее территории,

ставя целью достижение и укрепление межнационального согласия, доверия и взаимопонимания,

реализуя приоритет прав и свобод человека и гражданина независимо от национальной принадлежности, территории проживания и других обстоятельств, заботясь о его материальном благосостоянии и духовном развитии,

стремясь к качественному обновлению федеративных отношений на основе рационального распределения полномочий и их эффективного осуществления,

исходя из того, что в пределах своих полномочий органы государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации самостоятельно осуществляют эту власть на соответствующих территориях,

руководствуясь Декларацией о государственном суверенитете Российской Федерации, решениями Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации по вопросам федеративного устройства и федеративных отношений в Российской Федерации,

договорились о нижеследующем:

1. К ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации относятся:

а) принятие и изменение Конституции Российской Федерации и федеральных законов, контроль за их соблюдением;

б) федеративное устройство, состав, территория Российской Федерации и ее целостность; утверждение образования новых автономных областей, автономных округов; утверждение изменений границ автономных областей, автономных округов в составе Российской Федерации;

в) защита прав и свобод человека и гражданина и гражданство Российской Федерации; защита прав национальных меньшинств;

г) установление систем федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядка их организации и деятельности; формирование федеральных государственных органов; установление общих принципов организации системы органов представительной и исполнительной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации;

д) определение основ федеральной политики и федеральные программы в области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития в Российской Федерации;

е) федеральная государственная собственность и управление ею;

ж) установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики; федеральные экономические службы, включая федеральные банки;

з) федеральный бюджет; федеральные налоги и сборы; федеральные фонды регионального развития;

и) федеральные энергетические системы, ядерная энергетика, расщепляющиеся материалы; федеральные транспорт, пути сообщения, информация и связь; деятельность в космосе;

к) внешняя политика и международные отношения Российской Федерации; международные договоры Российской Федерации; вопросы войны и мира;

л) внешнеэкономические отношения Российской Федерации;

м) оборона и безопасность; оборонное производство; определение порядка продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники и другого военного имущества; производство расщепляющихся материалов, ядовитых веществ, наркотических средств и порядок их использования;

н) статус, режим и защита государственной границы, территориальных вод, воздушного пространства, экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации;

о) судоустройство; прокуратура; уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство; амнистия и помилование; гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство; административно-процессуальное, трудовое, семейное законодательство; правовое регулирование интеллектуальной собственности;

п) федеральное коллизионное право;

р) метеорологическая служба, стандарты, эталоны, метрическая система и исчисление времени; официальный статистический и бухгалтерский учет;

с) федеральная государственная служба;

т) государственные награды и почетные звания Российской Федерации, специальные звания.

2. Органы власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации участвуют в осуществлении федеральных полномочий в пределах и формах, установленных Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

3. Автономной области, автономным округам в составе Российской Федерации гарантируется представительство в федеральных представительных органах государственной власти Российской Федерации.

1. К совместному ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации относятся:

а) обеспечение соответствия нормативных правовых актов автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации Конституции и законам Российской Федерации;

Читайте также:  Договор купли продажи недвижимости между супругами

б) защита прав и свобод человека и гражданина; обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности;

в) установление общих принципов территориального деления и организации местного самоуправления в автономной области, автономных округах в составе Российской Федерации;

г) установление общих принципов налогообложения в автономной области, автономных округах в составе Российской Федерации;

д) адвокатура, нотариат;

е) защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей;

ж) административное, жилищное законодательство; земельное, водное, лесное законодательство; законодательство о недрах, об охране окружающей среды;

з) общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта;

и) здравоохранение, защита семьи, материнства, отцовства и детства, социальная защита, включая социальное обеспечение;

к) природопользование, охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности; особо охраняемые природные территории; охрана памятников истории и культуры;

л) карантин, борьба с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий;

м) другие полномочия, отнесенные Конституцией Российской Федерации к совместному ведению Российской Федерации и автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации.

2. По вопросам, указанным в части первой настоящей статьи, федеральные органы государственной власти Российской Федерации издают Основы законодательства, кодексы и законы, в соответствии с которыми органы государственной власти автономной области в составе Российской Федерации осуществляют собственное правовое регулирование в пределах своей компетенции, принимая правовые акты. Органы государственной власти автономных округов в составе Российской Федерации осуществляют собственное правовое регулирование в пределах своей компетенции в соответствии с Основами законодательства, кодексами, законами Российской Федерации, договорами с краями, областями, в которые входят автономные округа.

3. Законопроекты по предметам совместного ведения, указанным в пункте 1 настоящей статьи, направляются автономной области, автономным округам в составе Российской Федерации.

1. Все полномочия государственной власти, не отнесенные согласно статьям I и II настоящего Договора к ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации и к совместному ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации, определяются законами Российской Федерации об автономной области, отдельных автономных округах, принимаемыми Верховным Советом Российской Федерации по представлению соответствующих автономной области, автономных округов, другими правовыми актами Российской Федерации и осуществляются органами государственной власти автономной области, автономных округов самостоятельно в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

2. Автономная область, автономные округа в составе Российской Федерации являются самостоятельными участниками международных и внешнеэкономических связей, соглашений с краями, областями, а также республиками, автономной областью, автономными округами в составе Российской Федерации в соответствии с Конституцией и законами Российской Федерации. Координация международных и внешнеэкономических связей автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации осуществляется федеральными органами государственной власти Российской Федерации.

3. Вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными, лесными и другими природными ресурсами регулируются основами законодательства, кодексами, законами Российской Федерации и правовыми актами автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации. Статус федеральных природных ресурсов определяется по взаимной договоренности федеральных органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации с учетом необходимости сохранения и поддержания исторически сложившихся традиционных форм хозяйствования и использования природных ресурсов на соответствующих территориях.

4. Введение чрезвычайного положения на территории автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации осуществляется федеральными органами государственной власти Российской Федерации с уведомлением органов власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации.

1. Федеральные органы государственной власти Российской Федерации по соглашению с органами государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации могут передавать этим органам осуществление части своих полномочий в соответствии с Конституцией и законами Российской Федерации.

2. Органы государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации по соглашению с федеральными органами государственной власти Российской Федерации могут передавать им осуществление части своих полномочий.

1. Федеральные органы государственной власти Российской Федерации и органы государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации исполняют федеральные законы и иные правовые акты Российской Федерации в автономной области, автономных округах в составе Российской Федерации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

2. Юридические документы, выданные органами власти, учреждениями и должностными лицами Российской Федерации, края, области, а также республики, автономной области, автономного округа в составе Российской Федерации в пределах полномочий этих органов, учреждений и должностных лиц, признаются на всей территории Российской Федерации.

1. Органы государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации не могут принимать правовые акты по вопросам, отнесенным к ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации, равно как и федеральные органы государственной власти Российской Федерации не могут принимать правовые акты по вопросам, отнесенным настоящим Договором к ведению автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации.

2. В случае издания органами государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации правовых актов по вопросам, отнесенным к ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации, а также при несоответствии правовых актов автономной области, автономных округов федеральным законам, изданным по вопросам, отнесенным к совместному ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти автономной области, автономных округов, применяются федеральные законы.

3. Споры по вопросам, указанным в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, разрешаются Конституционным Судом Российской Федерации.

1. Отношения между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации строятся на основе Конституции Российской Федерации и федеральных законов.

2. Споры по вопросам, указанным в пунктах 1 и 2 статьи VI настоящего Договора, разрешаются с использованием согласительных процедур в соответствии с Конституцией и законами Российской Федерации.

Установленное настоящим Договором разграничение предметов ведения и полномочий не может быть изменено в одностороннем порядке.

Положения настоящего Договора вносятся в порядке совместной законодательной инициативы на Съезд народных депутатов Российской Федерации для их оформления в качестве раздела Конституции (Основного закона) Российской Федерации.

г. Москва, 31 марта 1992 г.

Настоящий Договор подписан полномочными представителями:

ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ

АГИНСКОГО БУРЯТСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА

КОМИ-ПЕРМЯЦКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА

КОРЯКСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА

НЕНЕЦКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА

ТАЙМЫРСКОГО (ДОЛГАНО-НЕНЕЦКОГО) АВТОНОМНОГО ОКРУГА

УСТЬ-ОРДЫНСКОГО БУРЯТСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА

Значение Федеративного договора от 31 марта 1992 года «О разграничении предметов ведения и полномочий» для развития Федеративных отношений в России

юридические науки

  • Иксанов Радмир Аузагиевич , ассистент
  • Башкирский государственный аграрный университет
  • Усманова Светлана Маратовна , студент
  • Башкирский Государственный Аграрный Университет
  • РАЗГРАНИЧЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ
  • ФЕДЕРАТИВНЫЙ ДОГОВОР
  • ФЕДЕРАЛИЗМ
  • ВОПРОСЫ ВЕДЕНИЯ
  • МЕЖСУБЪЕКТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Похожие материалы

После распада СССР в России существовали негативные тенденции к дестабилизации внутриполитической ситуации во взаимоотношениях между федеральным центром и другими субъектами государства и внешнеполитической ситуации во взаимоотношениях между федерацией и другими государствами. Во внешнеполитических отношениях Российская Федерация, как правопреемница СССР, является участницей огромного количества международных договоров и соглашений. Проблема укрепления международно-правовой законности и установления верховенства международного права всегда была актуальна для России[1]. Особенную актуальность это приобретает тогда, когда Россия активно начинает участвовать в международных торговых организациях. После распада Советского Союза проблема федерализма встала очень остро, ведь союзные республики получили суверенитет. Понимая это, государственная власть разработала очень важный для того периода документ это Федеративный договор, и годом позднее Конституция Российской Федерации. Целью этих преобразований послужила угроза распада и угроза целостности государственной власти в России, разграничение полномочий между субъектами и федерацией представлялось необходимым. Исследователи производят периодизацию развития Российского федерализма в соответствии с принятием актов о федерализме.

В нашем исследовании мы постараемся акцентировать внимание на внутриполитической ситуации во взаимоотношениях между федеральным центром и другими субъектами государства.

Федеративный договор, подписанный 31 марта 1992 г., имеет важное историческое значение для Российского государства. Он способствовал сохранению России как целостного государства, положил начало дальнейшему ее развитию на принципах подлинного федерализма. Профессор С.А. Авакьян отмечает, “с одной стороны, желают усиления своих позиций республики, с другой – не очень довольны своим положением края, области, города республиканского значения – они остаются в статусе административно-территориальных единиц, хотя зачастую обладают сильным хозяйственным потенциалом и вносят более весомый вклад в экономику России”[2]. Итогом разрешения сложившихся непростых внутренних отношений в России явилось то, что центральное руководство государства и лидеры регионов признали необходимым подписать договоры, которые фиксировали бы официальное признание территориальных единиц субъектами Российской Федерации, способствовали бы укреплению федеративных связей во внутренних отношениях; оговаривали бы статус отдельных групп субъектов.

Федеративный договор – уникальный политико-юридический документ, на основе которого реализуется крупная государственно-правовая реформа конституционного строя России.

Задачами, которые перед собой поставили авторы являются: исследование значения Федеративного договора в процессе развития межсубъектных отношений в РФ; изучение договорного принципа Федеративного договора в пределах его «триединости», выработка предложений по совершенствованию правового регулирования конституционных принципов и порядка разграничения предметов совместного ведения.

В настоящее время исследуемая тема не потеряла своей актуальности. В 2014 году в состав РФ были приняты новые субъекты (Республика Крым и город федерального значения Севастополь), и резонно возникает вопросы о разграничении предметов ведения между новыми субъектами и Россией; о внесении изменений в российское законодательство, регулирующее конституционно-правовые отношения.

В современной юридической науке значение Федеративного договора для России оценивается неоднозначно. Утверждается, что с подписанием Федеративного договора Россия из унитарного государства превратилась в федеративное [3]. Обращаясь к истории, мы можем сделать вывод, что Россия появилась как единая, централизованная страна, которая во многие периоды своей истории получала свое расширение. Объединение различных государств в федерацию при помощи договора- является особенностью развития российского государства нового и новейшего времени, в моменты изменения социально-политической ситуации в государстве. Преобразование России в Федерацию произошло по инициативе центральной власти России. Это позволяет нам сделать вывод, что процесс федерализации российского государства шел “сверху”.

Считаем, что различия в статусах и типах субъектов РФ явились результатом существования трех договоров, составляющих структуру Федеративного договора и отсутствие единого, цельного текста Федеративного договора.

В договоре упоминается в основном о разграничении полномочий между этими органами, но на деле подразумевалось регулирование отношений между Российским государством и его составными частями, т.е. субъектами. Выражение “суверенные республики” было использовано в связи с тем, что к моменту заключения Федеративного договора все республики в составе России провозгласили себя суверенными государствами. Представляется, что это, безусловно противоречило бы общепризнанным принципам федеративного устройства России. В свою очередь, нельзя не отметить, что Федеративный договор не является союзным договором, а договором о разграничении предметов ведения и полномочий с учетом особенностей РФ и её субъектов.

Федеративный договор после его подписания стал документом конституционного значения. Поэтому не случайно 10 апреля 1992 г. Постановлением Съезда народных депутатов РФ он был одобрен и включен в действующую Конституцию (Основной Закон) Российской Федерации как ее составная часть[4]. Отношение к Федеративному договору неоднозначное. На тот момент возникал вопрос: считать ли его основополагающим документом конституционного значения или же рассматривать как временную уступку национальным государственным образованиям и территориям в целях сохранения целостности Российского государства? На наш взгляд, здесь имеются элементы и того и другого. В условиях политической нестабильности и углубления экономического кризиса, необходимости сохранения государственности и целостности России на основе качественного обновления федеративных отношений он имел принципиально важное значение для стабилизации конституционного строя Российской Федерации.

Подписание Федеративного договора во многом способствовало сглаживанию политической остроты отношений России с ее составными частями. Оно ознаменовало начало крупной государственно-правовой реформы. Принятый документ оценивался как Договор, имеющий самостоятельное конституционное значение.

Однако в силу ряда причин: в связи со сложностью установления правовой природы Федеративного договора (многие субъекты Федерации на тот момент настаивали на том, чтобы Федеративный договор рассматривался как исключительно договорный акт, стоящий над Конституцией и близкий по своему духу к классическим международным договорам), с трудностями определения его места в системе актов федерального законодательства, отсутствием нормативно прописанного механизма внесения изменений и дополнений в Федеративный договор, неопределенностью применения на практике положений Договора, в котором существуют дублированные в части исключительных и совместных полномочий формулировки, а также в связи с интенсивной работой над проектом новой Конституции РФ, обладающей учредительным характером – указанные законопроекты не были официально рассмотрены на законодательном уровне. Учредительный характер конституции означает, что её правовые нормы закрепляют основы государственного и общественного устройства, создают уникальные по своей структуре государственные институты, благодаря которым реализуется государственная власть, так же обуславливают новый порядок формирования правовой системы[5].

Несмотря на то, что Федеративный договор явился важным политико-правовым актом, способствовавшим сохранению государственности и целостности России, он не стал основополагающим документом, на основе которого в последующем осуществлялось бы реформирование государственного устройства России. Анализ дальнейших событий в стране показывает, что тогдашнее политическое руководство страны, составители проекта новой Конституции Российской Федерации относились к Федеративному договору как к временному документу, фактически отрицая его самостоятельное конституционное значение, принижая его роль и сводя его к материалу, который может быть учтен или не учтен при принятии новой Конституции.

В настоящее время трудно говорить о нем как о документе, имеющем конституционное значение. К тому же нужно учитывать тот факт, что в соответствии с заключительными и переходными положениями действующей Конституции РФ в случае несоответствия положений Федеративного договора положениям Конституции РФ действуют положения Конституции (ч. 4 п. 1).

Федеративный договор закрепил общие принципы федеративного устройства России и установил разграничение полномочий по ряду вопросов осуществления государственной власти. Но он не установил такого же разграничения по многим другим вопросам осуществления этой власти, и прежде всего в части хозяйственно-экономической компетенции субъектов Российской Федерации.

Отсутствие в Федеративном договоре указания на конкретную хозяйственно-экономическую компетенцию, а также механизма реализации его положений сделало Федеративный договор труднореализуемым на практике. Ситуация усложнялась и тем, что в условиях перехода на рыночные отношения, отказа от централизованной плановой системы управления возникла острая необходимость выработки новых форм и механизмов реализации хозяйственно-экономической компетенции субъектов Федерации. Особенно острая необходимость выработки новых механизмов наблюдается в сельском хозяйстве. Механизм взаимоотношений между государственными органами и хозяйствующими субъектами в агропромышленном комплексе должен быть чрезвычайно гибким, четким и эффективным, чтобы соответствовать требованиям не только правовых и экономических, но и естественных законов и обеспечивать стабильное функционирование самостоятельных производственных элементов, находящихся в разных природно-климатических и метеорологических условиях[6]. В целом анализ становления и развития договорного процесса в федеративных отношениях показывает, что он имел большое политико-правовое значение на начальных этапах формирования новой обновленной Федерации в России.

В процедурном плане конечное решение вопроса о начале действия соглашения, внесении в него изменений и дополнений, а также о прекращении его действия передано Правительству РФ.

Федеральный центр и субъекты РФ осуществляют взаимодействие при принятии решений, имеющих огромное значение для развития федеративных отношений все эффективнее. В основу взаимодействия законодательных и исполнительных органов России и её субъектов заложены элементы договорных начал.

Федеративный договор в сфере регулирования федеративных отношений играет огромную роль в качестве одного из основных источников государственного права РФ. Даже после этого, Федеративный договор, как самостоятельный конституционно-правовой документ, не прекратил своего существования. В Конституции РФ 1993 г. закреплены нормы о верховенстве своих норм над нормами Федеративного договора.

Договорно-согласительная процедура разработки концепции федеративного устройства России, воплощенная в Конституции 1993 г., не стала гарантией беспроблемного и эффективного формирования законодательной компетенции органов государственной власти субъектов Российской Федерации и практического осуществления субъектами РФ своих законодательных полномочий. Соответствующие проблемы уже на протяжении 20 лет неизменно, но уже с новыми аспектами их постановки поднимаются в федеративной практике и являются предметом обсуждения на научных и научно-практических конференциях, чем и объясняется обращение к теме настоящего исследования.

Таким образом, на относительно большой территории в России нужно учитывать не только административно территориальный принцип, но и особенности национального сосуществования на одной территории множества национальностей.

Читайте также:  Коллективный договор и соглашение по охране труда

Но существуют и другие пути решения проблем в развития федерализма. На сегодняшний день существует и прекрасно осуществляет свои функции Федеральная программа “Об утверждении государственной программы Российской Федерации “Региональная политика и федеративные отношения” утвержденная постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. N 307. [7]. Целью указанной программы является обеспечение сбалансированного развития субъектов Российской Федерации. Задачи данной целевой программы представляют нам современные проблемы в области развития федерализма с направленным решением.

Учитывая изложенное выше, мы можем сделать вывод, что Федеративный договор 1992 года имел несколько важных причин для его создания, а также соответствующие последствия его применения на практике. Безусловно, договор имеет важнейшее место в истории развития современной России, её федерализма. Но время не стоит на месте, развитие идет своим чередом, а значение и роль Федеративного договора сегодня постепенно удаляется на задний план. На сегодняшний день практически со всеми республиками подписаны Соглашения подобные Федеративному договору 1992 года, в которых обозначены основные вопросы содействия органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов. И, наконец, недавние события по поводу присоединения Крыма к Российской Федерации свидетельствуют о развитости федерализма в России.[6] Существование договора о принятии республики Крым в состав Российской Федерации говорит о том, что федеративные отношения в современной России находятся на высоком уровне, в особенности по сравнению с начальным опытом подписания подобных договоров. Таким образом мы можем наблюдать развитие сильного государства через подписание таких договоров. При сохранении целостности государственного конституционного строя, смело можно говорить о том, что Российская Федерация – это демократическая страна, способная к дипломатическим методам решения важных вопросов федерализма.

Список литературы

  1. Селезнева А.Х., Иксанов Р.А. Укрепление верховенства закона в России как необходимое условие участия во Всемирной торговой организации
  2. Авакьян С.А. Конституционное право России. Учебный курс: Учеб. пос.: В 2 т. 4-е изд., перераб. и доп. Т. 2. М.: Норма; ИНФРА-М, 2010. С. 76.
  3. Козлов А.Е. Федеративные начала организации государственной власти в России. М., 1996. С. 11.
  4. Постановление Съезда народных депутатов РФ от 10 апреля 1992 г. N 2689-1 “О Федеративном договоре” // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 17. Ст. 898.
  5. Ефстифеев А.С., Иксанов Р.А. К вопросу о понятии конституции в конституционном праве РФ (историко-правовой аспект) // «Студенческий научный форум» – 2015 Материалы VII Международной студенческой электронной научной конференции, г. Саратов, 2014 г. 5. Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. N 307 “Об утверждении государственной программы Российской Федерации “Региональная политика и федеративные отношения”[Электронный ресурс] – Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/70644074/#ixzz3KUEOyfc3
  6. Иксанов Р.А., Салаватов А.М. Государственное регулирование агропромышленного комплекса России в условиях членства в ВТО // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс]. – Краснодар: КубГАУ, 2013. – №01(85).
  7. Договор между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов. (Москва, 18 марта 2014 года)// «Собрание законодательства РФ», 07.04.2014, №14, ст.1570.

Электронное периодическое издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации СМИ — ЭЛ № ФС77-41429 от 23.07.2010 г.

Соучредители СМИ: Долганов А.А., Майоров Е.В.

II.1.2. Федеративный договор, его реализация

Проект Федеративного договора был опубликован 24 мая 1991 г., но
его подписание состоялось почти через год – 31 марта 1992 г. Затем он был одобрен постановлением VI съезда народных депутатов России.

Федеративный договор состоял из трех договоров по разграничению предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации; краев, областей, Москвы и Санкт- Петербурга; автономной области и автономных округов. Некоторые из числа подписавших добились составления дополнительных протоколов к Федеративному договору, где за ними закреплялись дополнительные права.

Договор, конечно, не превратил Россию в федерацию. Это была попытка восстановить стабильность в отношениях между центром и территориями не сверху, а на основе договоренностей.

В каждом из трех документов четко оговаривались компетенция федеральных органов и совместная их компетенция с органами власти субъектов Федерации, субъектам была гарантирована самостоятельность.

Области, края, округа получили статус административно-территориальных и национально-территориальных автономий.
Их Советы как органы представительной власти получили право на собственное, гарантированное Конституцией правовое регулирование, на участие в законотворческой деятельности федерального центра по предметам совместного с ним ведения. За этими территориями подтверждалось право внешнеэкономических и внешнеполитических связей (при отсутствии противоречий с Конституцией Российской Федерации); статус федеральных ресурсов на их территориипредполагалось определять по взаимной договоренности с федеральным центром.

Конституцией закреплялась гарантия обязательного согласования действий центра с органами власти региона в случае изменения его границ.

Вместе с тем целый ряд формулировок Федеративного договора свидетельствовал о сохранении элементов централизованного руководства и неравенства между республиками и другими образованиями, входящими в состав Российской Федерации.

Последующая практика пошла еще дальше:

– самостоятельность краев, областей, округов была ограничена довольно мелочной регламентацией сверху многих их действий;

– главы исполнительной власти зачастую назначались президентом;

-куда как ниже, чем у республик, был их статус в полномочиях по формированию судебной системы, в представительстве в федеральных органах.

Зато республики по Федеративному договору получили статус суверенных и истолковали его как возможность и дальше самостоятельно формировать свое правовое пространство, чем в ближайшее время и воспользовались.

Они повели себя так, будто договором был создан новый союз государств, а не осуществлялось распределение власти по вертикали в уже существующем государстве.

Подписание Федеративного договора на короткое время прервало процесс нарастания напряженности во взаимоотношениях центра и территорий. Он не был подписан представителями Татарстана и Чечено- Ингушетии. Более того, на территории Татарстана еще 21 марта 1992 г., несмотря на решение Конституционного Суда Российской Федерации, был проведен референдум, в ходе которого большинство принявших в нем участие одобрило статус республики как суверенного государства, субъекта международного права, строящего свои отношения с другими государствами, в том числе и с Российской Федерацией и республиками, на основе договоров.

Фактически из-под контроля федеральных властей вышла Чечено- Ингушская республика, и, как известно, с одной из ее частей несколько позднее конфликт перерос в многолетнюю кровавую драму.

И действующая тогда Конституция, и Федеративный договор оставляли неурегулированными целый ряд правовых коллизий:

· соотношение статусов субъектов, особенно составных, сложных;

· механизм разрешения между центром и ними споров вообще и по предметам совместного ведения в частности;

· приоритетность федерального законодательства и особенно Конституции России;

· случаи применения федеральной интервенции и др.

Именно поэтому в развитие Федеративного договора необходимо было принять целый ряд законов. Президиум Верховного Совета России еще летом 1992 г. принял план законопроектной работы, но в условиях противостояния двух ветвей власти, отнимавшего силы и время у них обеих, практически ничего сделано не было. Одновременно продолжалась практика уступок республикам по целому ряду принципиальных вопросов, предоставления им льгот, дотаций и субсидий.

По инициативе лидеров республик был образован Совет глав республик,рабочая группа которого всерьез занялась обсуждением проекта создания конфедерации. В случае принятия подготовленного ею закона Россия могла превратиться в «аморфное образование, в котором вместо государственной стабильности, основанной на праве, стала господствовать договорная система властеотношений временного характера.

Это не могло не раздражать лидеров других территорий.

В ноябре 1992 г. руководители 53 регионов создали Совет губернаторов, делегировав его председателя в Совет глав республик.
В августе 1993 г. к президенту и правительству обратились главы исполнительной и законодательной власти нескольких крупнейших регионов. Они потребовали прекратить отдельные переговоры с лидерами республик (в том числе и через Совет глав республик), аннулировать особые договоренности с ними по экономическим вопросам, принять экономические санкции в отношении «бюджетных сепаратистов», заложить в проект новой Конституции «политико-экономическое равенство всех типов регионов России», «перейти от национально-государственного
деления страны» к «государственно-территориальному», ввести единое название государственно-территориальной единицы «земля», аннулировать все три составляющие Федеративного договора. Были обращения в Верховный Совет России (ультиматум 32-х).

Особое неудовольствие лидеров территорий вызывало неравенство их с республиками.В пылу борьбы за равноправие лидеры областей стали заявлять о том, что они не считают подписанный документ договором, так как договаривались не между собой, не с республиками и автономиями, а только с федеральным центром. Кроме того, по их мнению, каждая из трех групп субъектов подписывала свой договор, не зная, о чем договариваются с центром две другие. В этих заявлениях присутствовала известная доля лукавства – ведь проекты договоров обсуждались ими совместно, да и подписывались они не на конспиративных квартирах. На горизонте замаячил «парад суверенитетов» теперь уже областей.

1 июля 1993 г. сессия Свердловского областного совета приняла решение о создании Уральской республики. Основанием для его принятия стали результаты опроса населения, проведенного 25 апреля, в день общероссийского референдума: 83% участвовавших в голосовании и более 50% списочного состава свердловчан высказались за уравнивание прав одной из богатейших по технико-экономическому потенциалу областей с правами республики, Это позволило бы области иметь Конституцию, парламент, политико-экономическую самостоятельность, внешнеэкономические связи и распоряжаться природными ресурсами, иметь такие же бюджетные права, как и республики в составе России.

В октябре того же года Свердловская область приняла Конституцию Уральской республики, которая, правда, реальной опасности для целостности России не представляла. Вятка и Тула приняли конституции, Вологда заявила о своем суверенитете.

Это был настоящий «парад» суверенитетов уже областей.

Контрольные вопросы

1. Политическая и экономическая обстановка конца 1991 г.

2. Какие задачи решало российское руководство с распадом СССР?

3. Декларация о суверенитете, принятая на 1 съезде народных депутатов РСФСР.

4. Варианты действий центра в связи с «парадом» суверенитетов республик.

5. Содержание федеративного договора о создании федерации.

6. Статус краев, областей и республик по федеративному договору о федерации РСФСР.

7. «Парад» суверенитетов областей.

Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

Федеративный договор 1992 года и современный российский федерализм Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Железнов Борис Леонидович, Губейдуллин Рамиль Харисович

В статье исследуется политико-правовая природа Федеративного договора от 31 марта 1992 г., заключенного между Российской Федерацией и её субъектами. Подчеркивается, что, несмотря на чрезвычайно усилившуюся в последние годы централизацию власти, значение Феде ративного договора остается неизменно важным для дальнейшего совершенствования федера тивных отношений в нашей стране.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Железнов Борис Леонидович, Губейдуллин Рамиль Харисович

Federative Treaty of 1992 and Present-day Russian Federalism

The paper deals with political and legal nature of Federative Treaty of 31 March 1992 between the Russian Federation and its entities. The authors emphasize that despite greater concentration of power recently, the meaning of the Treaty is significant for further improvements of federative relations in the country.

Текст научной работы на тему «Федеративный договор 1992 года и современный российский федерализм»

Вестник экономики, права и социологии, 2011, № 4

Федеративный договор 1992 года и современный российский федерализм

Доктор юридических наук,

профессор кафедры конституционного права и прав человека Казанского (Приволжского) федерального университета

Аспирант кафедры конституционного права и прав человека Казанского (Приволжского) федерального университета

В статье исследуется политико-правовая природа Федеративного договора от 31 марта 1992 г., заключенного между Российской Федерацией и её субъектами. Подчеркивается, что, несмотря на чрезвычайно усилившуюся в последние годы централизацию власти, значение Федеративного договора остается неизменно важным для дальнейшего совершенствования федеративных отношений в нашей стране.

Ключевые слова: федеративный, самосознание, баланс, децентрализация государственной власти.

Сегодня, в условиях централизации государственной власти, договоры как правовые регуляторы федеративных отношений почти утратили свое значение, хотя возможность их заключения по-прежнему предусмотрена ст. 11 Конституции РФ и ФЗ № 95 от 4 июля 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ”». Как известно, эта возможность в последний раз была реализована в Договоре от 26 июня 2007 г. между органами государственной власти Российской Федерации и Республики Татарстан. И все же вполне вероятно, что в будущем своем развитии, учитывая определенные перехлесты нынешнего периода централизации, Россия вернется к системе договоров со своими субъектами, а историческое значение Федеративного договора 1992 г. будет осмысленно по-новому и всесторонне.

Российская Федерация – это исторически сложившееся объединение народов с различными культурными ценностями, традициями и укладами жизни, 174

это государство, состоящее из регионов, обладающих различными геополитическими, экономическими и социальными особенностям, и именно Федеративный договор от 31 марта 1992 г. заложил основы взаимодействия всех этих факторов в новой России. Как минимум, он помог решить три главных задачи постсоветского перестроечного периода: 1) сохранение целостности России; 2) реализация федеративной правосубъектности краев и областей с их преимущественно русским населением; 3) перераспределение ряда важных полномочий в пользу субъектов Федерации. О том, какие обширные задачи ставились перед Федеративным договором, говорил Б.Н. Ельцин, обосновывая свою идею заключения Федеративного договора на первом Съезде народных депутатов РСФСР (1990 г.): «Отношения между субъектами Федерации внутри России, – предложил он, – регулируются на основе Федеративного договора, по которому им гарантируются суверенитет, экономическая самостоятельность автономии, их культурная, национальная самобытность, права на справедливое представительство во всех органах Федерации» [1, с. 264].

Вестник экономики, права и социологии, 2011, № 4

Тем не менее представляется, что сегодняшний взгляд на федеративные отношения из федерального центра, воплощенный в новых федеральных законах и некоторых решениях Конституционного суда РФ, зачастую выхолащивает саму демократическую суть федерализма – «единство в многообразии». А ведь «единство в многообразии» – это sine qua non любого федерализма, в том числе и российского, который должен строиться на базе субсидиарности и других демократических принципов жизнедеятельности нашего многонационального общества и государства. Единство применительно к рассматриваемой теме предполагает не детальное, а рамочное федеральное регулирование прав и свобод человека и гражданина, вопросов совместного ведения, а многообразие – это возможность субъектов РФ самостоятельно регулировать вопросы своей региональной идентичности [2, с. 2].

В этой связи уместно привести еще одно высказывание Б.Н. Ельцина: «Сегодня мы можем сказать нашим согражданам, народам, которые столетиями живут вместе, всему мировому сообществу: единая Россия была, есть и будет. Мы совместно выработали такую формулу взаимоотношений, которая позволяет высвободить огромный потенциал многообразного российского опыта, инициативы и предприимчивости ее граждан. Появляются благоприятные условия возрождения унылой периферии, возвращения былой славы пришедшим в упадок городам и уникальным территориям.

Федеративный договор, уверен, будет составной частью новой Конституции РФ и будет способствовать защите России от хаоса, безвластия и разгула местничества» [3, с. 268].

С принятием Федеративного договора еще острее встала проблема повышения национального самосознания народов в их естественном стремлении к самостоятельному определению форм своего существования. Не случайно, он содержал и такое понятие, как «суверенная республика».

Тем не менее, как это ни странно, до сих пор в науке конституционного права РФ нет консенсуса в понимании политико-правовой природы Федеративного договора.

Совершенно очевидно, что он учредительным не являлся, т.е. не учреждал новое федеративное государство, а был по существу соглашением столичных и региональных властей о сохранении Федерации и о ее новом государственном устройстве, а также о перераспределении полномочий в пользу субъектов Федерации. К тому же его подписание давало возможность быстро и эффективно преобразовать партийно-государственную систему в другую, продиктованную велением времени; наконец, осуществление «внутрицеховой» перестройки властных функций сохраняло большую часть номенклатуры на прежних ролях. Что же касается его правовой

природы и правовых последствий, то по этому вопросу в ходе научной дискуссии рядом отечественных авторов высказаны разные точки зрения.

Так, И.Ш. Муксинов полагал, что Федеративный договор «обозначил признание договорной природы Российской Федерации» [4, с. 17].

Читайте также:  Коллективный договор заключается между

То, что в Федеративном договоре воплощен «договорно-консенсуальный принцип конституционного оформления полиэтнического государственного образования, реализация которого позволит преодолеть тенденции национальной самоизоляции и перейти к созидательным демократическим процессам», отмечалось И.К. Фазылходжаевой [5, с. 7].

Ряд ученых (Р.Г. Абдулатипов, Л.Ф. Болтнекова, И.П. Ильинский, Б.С. Крылов) категорически отрицают учредительный характер Федеративного договора.

Р.Г. Абдулатипов считает, что Федеративный договор «не является ни договором об образовании Российского государства, ибо оно сложилось и существует столетия, ни договором о преобразовании государства в федерацию» [6, с. 78].

Л.Ф. Болтенкова подчеркивает, что «договор исходит из исторического факта существования Российского государства», «в нем не ставится задача создать новую федерацию, а тем более закладывать какие-либо предпосылки для возможного нарушения целостности Российской Федерации» [7, с. 34].

И.П. Ильинский, Б.С. Крылов констатируют: «Федеративный договор не утверждает нового государства: Российское государство существовало и до подписания этого Договора. Федеративный договор закрепляет перераспределение предметов ведения и полномочий между органами власти Федерации ее субъектов, а не наделяет Федерацию полномочиями по принципу делегирования их снизу вверх. Российская Федерация, в отличие от Союза ССР, возникла отнюдь не благодаря такому делегированию. Федеративный договор не определяет и систему федеральных органов. Их система, структура, порядок организации и компетенции устанавливаются Конституцией Российской Федерации» [8, с. 38].

Трудно не согласиться с точкой зрения последних, ибо образование Федерации снизу вверх означает способ создания нового государства, а у нас произошло обновление, реформирование уже сложившейся как суверенное федеративное государство России, но отнюдь не создание нового государства. Точка зрения, согласно которой с заключением Федеративного договора Россия преобразована в конституционно-договорноую федерацию, видится нецелесообразной, ибо норма Конституции выше любого договора, в том числе федеративного. Соответственно, главенствующее значение в определении статуса федерации и ее субъектов принадлежит не договору, а федеральной Конституции.

Утверждение о конституционно-договорной или договорной природе Российской Федерации осно-

Вестник экономики, права и социологии, 2011, № 4

вывается на представлении о том, что Федеративный договор есть составная часть Российской Конституции, в результате чего юридическая сила норм этого договора равнозначна юридической силе конституционных норм [9, с. 67].

Однако, это не совсем так. Прежде всего, применительно к действующей Конституции РФ, текст Федеративного договора не инкорпорирован в едином конституционном акте, а его положения лишь имплементированы в содержании норм Конституции.

Федеративный договор сохраняет роль самостоятельного правового акта и, хотя во время его заключения поднимался вопрос о надконституционном характере Федеративного договора (как своего рода «суперконституции»), в дальнейшем он занял подобающее ему место в качестве вспомогательного по отношению к Конституции акта, не имеющего учредительного характера.

Доминирующее положение по-прежнему занимает Конституция Российской Федерации, которая устанавливает конституционную, а не конституционно-договорную или договорную природу Российской Федерации. Основу верховенства федеральной Конституции на всей территории России составляет не договор о союзе, в который объединяются субъекты, а единство суверенной власти, которое остается неизменным, независимо от тех или иных договоров.

Более того, в Конституции РФ закреплено, что в случае несоответствия ее нормам положений Федеративного договора действуют именно нормы Конституции.

Следовательно, ни о какой равнозначности норм этих двух важных документов речь не идет.

Сам характер Федеративного договора не позволяет толковать его расширительно, поскольку он не является ни договором об образовании государства, ни договором о преобразовании государства в Федерацию. Входящие в состав Федерации государства и прочие субъекты не могут заключать с ней межгосударственные договоры, подобные тем, какие Российская Федерация заключает с зарубежными государствами [10, с. 46].

Как отмечалось выше, важная задача Федеративного договора заключалась в том, чтобы индивидуализировать и расширить правомочия каждого субъекта Федерации в системе федеративных отношений. Именно в Федеративном договоре впервые говорилось о протокольной форме закрепления соглашений по ряду конкретных вопросов, в частности, касавшихся разделения предметов ведения и полномочий между Федеральными органами власти и органами власти ее субъектов. За этим последовало заключение не только двусторонних договоров между Российской Федерацией и ее субъектами, но и межправительственных соглашений между ними. Отсюда следует вывод о том, что в основе Федера-

тивного договора лежал разумный баланс интересов Федерации и ее субъектов.

Немаловажным является и то обстоятельство, что Федеративный договор способствовал соблюдению Россией обязательств перед мировым сообществом, поскольку только стабильное, целостное государство способно полноценно выполнять свои международные обязательства.

ФЗ № 95 от 4 июля 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации^» установил, что заключение договоров о разграничении полномочий между РФ и ее субъектами допускается только в случае, если это обусловлено экономическими, географическими и иными особенностями субъекта Российской Федерации, и в той мере, в которой указанными особенностями определено иное, чем это установлено федеральными законами, разграничение полномочий. В договоре о разграничении полномочий устанавливается перечень полномочий федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъекта Российской Федерации, разграничение которых производится иначе, чем это установлено федеральными законами и законами субъекта РФ, определяются условия и порядок осуществления этих полномочий, конкретные права и обязанности сторон, срок действия договора о разграничении полномочий и порядок продления данного срока, а также основания и порядок досрочного расторжения договора о разграничении полномочий.

В соответствии со ст. 5 данного закона договоры о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, действовавшие на день вступления в силу настоящего Федерального закона, подлежали утверждению федеральным законом в течение двух лет со дня вступления в силу настоящего Федерального закона. Соглашения о передаче осуществления части полномочий между федеральными органами исполнительной власти и исполнительными органами государственной власти субъектов РФ, действовавшие на день вступления в силу настоящего Федерального закона, подлежали утверждению постановлениями Правительства Российской Федерации в течение двух лет со дня вступления его в силу. Указанные договоры и соглашения, не утвержденные в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, прекращали свое действие по истечении двухгодичного срока.

Но означает ли все это, что договорная практика, возникшая после заключения Федеративного договора, должна целиком и полностью уйти в прошлое? Конечно же нет! Представляется, что рано или поз-

Вестник экономики, права и социологии, 2011, № 4

дно вернется понимание того, что отказ от принципа субсидиарности, передача полномочий только сверху вниз не позволяют эффективно использовать резервы российского федерализма, а то обстоятельство, что Федеративный договор 1992 г. действует лишь в части, не противоречащей Конституции РФ, не принижает историческую, правовую и практическую значимость этого акта.

1. Абдулатипов Р.Г., Болтнекова Л.Ф., Яров Ю.Ф. Федерализм в истории России. I, II, III. – М.: Республика, 1992-1993. – 351 с.

2. Ягудин Ш.Ш. Договоры – нереализованный потенциал российского федерализма // Ведомости Московской городской думы, специальный выпуск, 2010 г. – URL: www.gossov.tatarstan.ru

3. Шестой Съезд народных депутатов Российской Федерации, 6-21 апреля 1992 года. – М.: Республика, 1993. – 351 с.

4. Муксинов И.Ш. О правовом положении суверенной республики в составе РФ // Материалы республиканской научно-практической конференции. – Уфа, 1992. – 24-25 марта. – 256 с.

5. Фазылходжаева К. Правовое регулирование межнациональных отношений. – М.: Центр государства и права, 1992. – 37 с.

6. Абдулатипов Р.Г. Федеративный договор и перспективы развития межнациональных отношений // Федеративный договор и межнациональная интеграция – М.: Республика, 1993. – 157 с.

7. Болтнекова Л.Ф. Асимметричность Федерации // Регионология. – 1997 – № 1. – 176 с.

8. Ильинский И.П. Крылов Б.С., Михалева Н.А. Новое федеративное устройство России // Государство и право. – 1993. – № 11. – 160 с.

9. Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. – М.: Дело, 2000 – 302 с.

10. Эбзеев Б.С. Российский федерализм // Россия и ее субъекты – 2000. – № 1. – 157 с.

Federative Treaty of 1992 and Present-day Russian Federalism

B. Zheleznov, R. Gubeydullin Kazan (Volga Region) Federal University

The paper deals with political and legal nature of Federative Treaty of 31 March 1992 between the Russian Federation and its entities. The authors emphasize that despite greater concentration of power recently, the meaning of the Treaty is significant for further improvements offederative relations in the country.

Key words: federative, self-consciousness, balance, decentralization of power.

17 лет назад был подписан Федеративный договор

Работа над этим документом началась еще в 1990 году, когда реально возникла угроза распада союзного государства. Существовало около 30 различных проектов договора. Их рассмотрение и обсуждение показало, что идея национальной государственности за годы Советской власти укоренилась в общественном сознании и вернуться к сугубо территориальным образованиям невозможно. Поэтому был отвергнут возврат к губернскому устройству. Но и федерация национальных государств с преимущественными правами на их территории титульных наций и минимальными полномочиями центра явно не соответствовала сложившимся традициям межнационального общения и настрою федерального центра.

Поэтому Федеративный договор, подписанный 31 марта 1992 года республиками, входящими в российское федеративное государство, (его не подписали тогда только Татарстан и Чечня) носил компромиссный характер и достаточно корректно скоординировал интересы центра и регионов. Буквально через несколько дней, 10 апреля 1992 года, VI Съезд народных депутатов России одобрил Федеративный договор и постановил включить его как составную часть в текст Конституции Российской Федерации. Заключение Федеративного договора и последовавших за ним Договоров по разграничению полномочий позволило разрешить кризис российской государственности, остановить противоборство между федеральным центром и субъектами, в ходе которого обе стороны стремились получить как можно больше полномочий.

Федеративный договор включил в себя три близких по содержанию договора о разграничении полномочий между федеральными органами государственной власти и органами власти субъектов Федерации всех трех типов – республик; краев, областей и городов федерального значения: Москва и Санкт-Петербург; автономных областей и автономных округов. В действующую Конституцию России 1993 года договор не входит. Но статья 11 Основного Закона четко определяет, что разграничение предметов ведения и полномочий в России осуществляется Конституцией РФ, Федеративным договором и иными договорами. То есть подчеркивается основополагающий характер этого документа для регулирования федеративных отношений в стране.

Надо отдать должное разработчикам договора, нашедшим то рациональное зерно, которое позволило обеспечить баланс интересов различных субъектов Федерации, в то же время сохранив их специфику. По сути, договор юридически закрепил их реально существующую разнотипность. Все субъекты Федерации равноправные – имеют одни и те же права и полномочия, равные обязанности в социальной, экономической и культурной областях. В то же время за республиками закрепляется статус государства. Каждый из трех документов, составляющих Федеративный договор, содержит перечень полномочий Российской Федерации, федеральных органов власти. Определен и круг полномочий, которые относятся к совместному ведению федеральных органов государственной власти и органов власти субъектов Федерации. Все другие полномочия не перечисляются, и отсюда – простор для самостоятельного их решения субъектами Федерации.

Башкортостан подписал Федеративный договор, приобщив к нему специальное Приложение, которое стало правовой базой для дальнейшего развития двусторонних отношений между Россией и нашей республикой. В первом пункте этого документа фиксируется, что земля, недра, природные богатства и другие ресурсы на территории республики являются собственностью ее многонационального народа. Вопросы владения, пользования и распоряжения этой собственностью регулируются республиканским законодательством и соглашениями с федеральными органами власти. Подтверждается, что Башкортостан участвует в международной и внешнеэкономической деятельности и самостоятельно определяет общие принципы налогообложения и сборов в бюджет с учетом принятых в республике законов и дополнительных соглашений по этим вопросам с федеральными органами. Приложение также предполагает создание самостоятельной системы законодательства и судебной системы, прокуратуры, адвокатуры и нотариата для правового регулирования всех вопросов, кроме тех, которые добровольно переданы республикой в ведение федеральных властей. Приложение к Федеративному договору от Республики Башкортостан, базировавшееся на идеях Декларации о государственном суверенитете Башкортостана, имело принципиальное значение для укрепления его экономической и политической самостоятельности.

Причем этот курс республики имел широкую общественную поддержку: на первом республиканском референдуме 25 апреля 1993 года 75,5 процента участвовавших в голосовании (более 52 процентов общего числа избирателей) выступили за экономическую самостоятельность республики и ее договорные отношения с Российской Федерацией на основе Федеративного договора и Приложения к нему от Башкортостана.

Федеративный договор, безусловно, открыл новый этап в развитии внутригосударственных отношений. Его важнейшей составляющей стали двусторонние договоры между федеральным Центром и регионами, определившие взаимосогласованный объем прав и обязанностей. Первыми такие договоры с Москвой заключили Татарстан и Башкортостан, затем – еще более половины субъектов Федерации. На основе этих договоров было подписано более 500 соглашений, выстраивавших обновленную Федерацию. Такая договорная практика логически была предопределена Конституцией и Федеративным договором.

Но надо признать, федеративное государство, провозглашенное нашим Основным Законом как реально существующее, на деле лишь формируется. Действительность подтверждает, насколько противоречиво и болезненно идет этот процесс, насколько живучи традиции и умонастроения, определяемые нашей унитарной по своей сути отечественной историей. Сегодняшнее состояние федерализма и его перспективы опять вызывают много вопросов. Достаточно жестко и целеустремленно центр заставляет регионы вернуть полученные от него же полномочия, снова замыкая на себе решение большинства вопросов. Наступление на регионы идет сразу по нескольким направлениям – приведение регионального законодательства в соответствие с федеральным, а точнее, его унификация; пересмотр межбюджетных отношений, приведший к нарушению основополагающего принципа бюджетного федерализма, зафиксированного в Бюджетном кодексе, – соотношение доходов Центра и регионов в консолидированном бюджете 50 на 50 (теперь это соотношение подходит чуть ли не к 30 на 70 в пользу центра); вытеснение глав регионов из Совета Федерации, заметно снизившее их влияние на федеральную политику и т.д. И еще одно – “выдавливание” из практики федеративных отношений договоров о разграничении полномочий. Причем этот процесс идет на фоне продолжающих действовать Федеративного договора и соответствующих статей Конституции, подтверждающих легитимность этих политико-правовых документов. Поэтому, говоря о безусловной исторической значимости Федеративного договора, ставшего барьером для дезинтеграционных процессов в России в начале 90-х, приходится признать, что сегодня он находится в двусмысленном положении. Договор никто не аннулировал, он действует, но ссылаться на этот документ становится “дурным тоном”.

В российских регионах с тревогой воспринимается такое “реформирование” федеративных отношений, это отразила и всероссийская научно-практическая конференция “Национально-государственные образования в истории и политической практике российского федерализма” в Уфе, посвященная 90-летию создания Советской автономии Башкортостана. Представители органов государственной власти, ученые из субъектов Российской Федерации проанализировали не только исторические аспекты становления Федерации, но и ее современное состояние.

Как отметил в своем выступлениии на этом научном форуме Президент Башкортостана Муртаза Рахимов, суть федерализма – это, прежде всего, культура компромиссов между центральной властью и регионами, между большими и малочисленными народами, а также между регионами и республиками. Это горизонтальное выстраивание государства с тонким учетом социально-экономических и культурно-духовных интересов республик, областей и народов. Если в этом взаимодействии достигается гармония, то результатом всегда является всестороннее укрепление государства – как в целом, так и его частей. И наоборот, перекосы в сторону излишней централизации или регионализации ведут к ослаблению государства.

Надо отметить, многолетний позитивный опыт Башкортостана говорит в пользу дальнейшего развития федеративных отношений. Известный историк из Татарстана Индус Тагиров, участвовавший в работе конференции, заметил, что сигнал тревоги, который прозвучал на ней, – это тревога о судьбе Федерации. В 1924 году, через два года после образования СССР, Мирсаид Султангалиев, видя устремления превратить республики в обычные административные единицы, сказал, что такая Россия – недолговечна, она распадется. И в 90-е годы прошлого века этот прогноз оправдался, Советский Союз распался. Сейчас возникла угроза современной Российской Федерации.

– Мы должны быть озабочены не только судьбами республик, но и самой Федерации, – подчеркнул Индус Тагиров. – Россия должна стать Федерацией, в которой комфортно всем.

Добавить комментарий